Форум ШоуСТёБ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум ШоуСТёБ » Всё — суета сует, тщета и ловля ветра. » и складно, и ладно


и складно, и ладно

Сообщений 121 страница 150 из 232

121

Мне в душу постучали осторожно
С вопросом: «Извините, можно к вам?»
Подумав, я сказала: «Можно… можно,
Входите, место есть и тут, и там…»

Опять вопрос: «А с чем коробки эти,
Большие, да и внешне не ахти…»
- Несбывшиеся планы в них о лете,
Мечты, надежды… те, что не спасти…

- А вы зачем пожаловали в душу?
Обычно ищут к телу все подход…
- Я ваш покой обидой не нарушу…
А тело без души… оно не в счёт…

- Ну раз уж вы пришли, так оставайтесь
Не до утра, а просто навсегда…
Я полюбила вас, не сомневайтесь…
И вместо «Нет» душа сказала «Да»…

- Но если вы и вправду полюбили,
За что, ответьте, если не секрет?
- В любви вопрос «За что?» совсем не в силе,
Ведь любят ВОПРЕКИ, сойдёт ответ???

- Бываю я несдержанней и резче,
И знаю, что за всё предъявят счёт…
- Используют людей, а любят вещи
Сейчас… А было всё наоборот…

- А если захочу уйти неслышно,
Мне нужно знать, что вас от слёз сберёг…
- Так если стану я однажды лишней,
То значит вы — мой жизненный урок…

Ко мне врывались в душу, дверь ломая,
Осенними признаньями шурша…
Прощаю всех за всё, пока живая
Во мне простая женская душа…

Ирина Самарина-Лабиринт

+3

122

Сергей Каратов

* * *

Не оставляйте женщину одну,

чтоб на нее не возводить вину

за смех и за ее беспечный вид,

что прикрывает горечь всех обид.

Обид за то, что нелегко одной,

за то, что жизнь проходит стороной,

за то, что вы -

       в заботах и делах,

за то, что тени прячутся в углах...

Не оставляйте женщину одну,

свободную, но все-таки в плену,

в плену чужих, настороженных глаз,

что так ее преследуют подчас.

Как не забыть наказ издалека,

когда ей кружат голову слегка

из уст других

       высокие слова

и рук чужих недолгие права...

Чтоб не искать в своих домах следов,

чтоб не чинить по глупости судов,

чтоб не будить

       сомнения струну,

не оставляйте женщину одну.

+5

123

Стихи Омара Хайяма

Кто понял жизнь тот больше не спешит,
Смакует каждый миг и наблюдает,
Как спит ребёнок, молится старик,
Как дождь идёт и как снежинки тают.
В обыкновенном видит красоту,
В запутанном простейшее решенье,
Он знает, как осуществить мечту,
Он любит жизнь и верит в воскресенье,
Он понял то, что счастье не в деньгах,
И их количество от горя не спасет,
Но кто живёт с синицею в руках,
Свою жар-птицу точно не найдет
Кто понял жизнь, тот понял суть вещей,
Что совершенней жизни только смерть,
Что знать, не удивляясь, пострашней,
Чем что-нибудь не знать и не уметь.

+5

124

Стихи Омара Хайяма

Когда уходите на пять минут
Не забывайте оставлять тепло в ладонях
В ладонях тех, которые вас ждут,
В ладонях тех, которые вас помнят.
Не забывайте заглянуть в глаза,
С улыбкой робкой и покорною надеждой.
Они в пути заменят образа
Святых, даже неведомых вам прежде.
Когда уходите на пять минут
Не закрывайте за собою двери-
Оставьте это тем, которые поймут,
Которые сумеют в вас поверить.
Когда уходите на пять минут,
Не опоздайте вовремя вернуться,
Чтобы ладони тех, которые вас ждут,
За это время не успели разомкнуться.

+4

125

Человеку надо мало:
чтоб искал
и находил.
Чтоб имелись для начала
Друг —
один
и враг —
один...
Человеку надо мало:
чтоб тропинка вдаль вела.
Чтоб жила на свете
мама.
Сколько нужно ей —
жила..
Человеку надо мало:
после грома —
тишину.
Голубой клочок тумана.
Жизнь —
одну.
И смерть —
одну.
Утром свежую газету —
с Человечеством родство.
И всего одну планету:
Землю!
Только и всего.
И —
межзвездную дорогу
да мечту о скоростях.
Это, в сущности, —
немного.
Это, в общем-то,- пустяк.
Невеликая награда.
Невысокий пьедестал.
Человеку
мало
надо.
Лишь бы дома кто-то
ждал.

+6

126

Эдуард Асадов

Если любовь уходит, какое найти решенье?
Можно прибегнуть к доводам, спорить и убеждать,
Можно пойти на просьбы и даже на униженья,
Можно грозить расплатой, пробуя запугать.

Можно вспомнить былое, каждую светлую малость,
И, с болью твердя, как горько в разлуке пройдут года,
Поколебать на время, может быть, вызвать жалость
И удержать на время. На время — не навсегда.

А можно, страха и боли даже не выдав взглядом,
Сказать: — Я люблю. Подумай. Радости не ломай. —
И если ответит отказом, не дрогнув, принять, как надо,
Окна и двери — настежь! — Я не держу. Прощай!

Конечно, ужасно трудно, мучась, держаться твердо.
И все-таки, чтоб себя же не презирать потом,
Если любовь уходит — хоть вой, но останься гордым.
Живи и будь человеком, а не ползи ужом!

+4

127

Берегите своих детей,
Их за шалости не ругайте.
Зло своих неудачных дней
Никогда на них не срывайте.
Не сердитесь на них всерьез,
Даже если они провинились,
Ничего нет дороже слез,
Что с ресничек родных скатились.
Если валит усталость с ног
Совладать с нею нету мочи,
Ну, а к Вам подойдет сынок
Или руки протянет дочка.
Обнимите покрепче их,
Детской ласкою дорожите
Это счастье? короткий миг,
Быть счастливыми поспешите.
Ведь растают как снег весной,
Промелькнут дни златые эти
И покинут очаг родной
Повзрослевшие Ваши дети.
Перелистывая альбом
С фотографиями детства,
С грустью вспомните о былом
О тех днях, когда были вместе.
Как же будете Вы хотеть
В это время опять вернуться
Чтоб им маленьким песню спеть,
Щечки нежной губами коснуться.
И пока в доме детский смех,
От игрушек некуда деться,
Вы на свете счастливей всех,
Берегите ж, пожалуйста, детство

Светлана Карпук

+6

128

Я только раз видала рукопашный,
Раз - наяву. И сотни раз - во сне...
Кто говорит, что на войне не страшно,
Тот ничего не знает о войне.
Юлия Друнина

+6

129

Ну что ты ломишься ногами в душу,
Пиная двери, ручку теребя?
Я говорила, только ты не слушал,
Что в душу двери открывают на себя.

     *   *   *
Любовь нельзя «Скачать» или «Скопировать»,
И сгоряча в корзину «Удалить».
«Блокировать» нельзя, «Отформатировать»,
Зато любовь мы можем «Сохранить»…

+4

130

Жиль-биль когда-то дэд и баб,
У них водилься куриц Ряб.
Он хорошо у них водилься,
Пиль, ель и просто вэселилься.
Ряб жиром вэсь давно порос,
И яйца дэд и баб не нёс.
На Ряба баба сильно золь,
Она кричит ему козёль!
Ты маимуна веришвилли,
Тебя пущу на чахохбили!
Ты яйца не несёшь никак,
А ходишь важьный как ишяк!
Так сильно испугалься Ряб,
Что снёс яйцо он дэд и баб.
Смекнуль жэ сразу хитрий баб,
Что нэ нэсётся просто Ряб.
Как только страх к нэму придёт,
Так он и яйца видаёт.
И сталь тут баб, ему нэ лэнь,
Пугать бэдняга целий дэнь.
Стреляль в нэго с ружья, с рогатка.
Во сне кусаль его за пятка.
С ножом за ним по двор гоняль,
А куриц яйца выдаваль.
Яиц он снёс ужэ вагон,
Но нэт на баба угомон.
И жизнь такой, Ряб, нэ стэрпель.
И тихо, тихо помэрэль.
Про яйца хитрий мишь узналь,
И всё покраль.
Теперь ридает дэд и баб,
И яйца нэт и нэту Ряб

+5

131

АЛЕКСЕЙ МАРКОВ
МАТЬ

Четвертые сутки в размокших окопах
Не спит поредевший в боях батальон.
За нами в руинах, в дыму Севастополь,
Огнем дальнобойным гранит опален...
Лежим. Головы не поднять под обстрелом,
Работает бешено их миномет...
Глядишь — недолет, глядишь — пролетело,
Лишь насыпь замерзшая брызнет вразлет.
Четвертые сутки мы глаз не смыкаем,
Твержу я себе: «Не сдавайся! Не спи!»
Под собственный голос я так засыпаю,
Что музыку боя не слышу в степи.
А мины ложатся совсем уже рядом,
Нас выбить решили любою ценой.
А я засыпаю. И взрывом снаряда,
Разбрызгавшим пыль за моею спиной,
Меня не разбудишь...
Но вот, будто в сказке,
Подходит ко мне моя старая мать,
И пальцем касается погнутой каски,
И, как наяву, говорит мне: «Не спать!»
Глаза протираю. Приснилось, конечно
Гремит канонада, к которой привык...
Но снова в тумане горячем, кромешном
Я вижу отчетливо старческий лик.
Мне видится тот же платок полосатый
И руки, родные с мальчишеских лет,
Что мне воротник поправляли помятый,
Когда уже был по-солдатски одет.
Мне мать говорила: "Желаю удачи.
Иди, мой родимый, дай Бог вам пути.
Я буду молиться. иди, я не плачу,
Ведь знаю, ты должен обратно прийти".
...Четвертые сутки мы глаз не смыкаем,
Тяжелые веки налились свинцом.
По облаку дыма не матерь святая,
А мать моя сходит с открытым лицом.
"Не спать!" - и берет меня за руку прямо.
Нет, это не сон. - А сюда-то ты как?
Откуда ты, мама, любимая мама? -
И я из окопа в коричневый мрак
За ней выбегаю, качнувшись устало,
И падаю, сбитый горячей волной.
Прямым попаданьем окоп мой взорвало,
Осколки со свистом прошли надо мной

Отредактировано Анеда (2016-10-11 17:15:58)

+4

132

Юлия Друнина

Четверть роты уже скосило…
Распростёртая на снегу,
Плачет девочка от безсилья,
Задыхается: «Не могу!»

Тяжеленный попался малый,
Сил тащить его больше нет…
(Санитарочке той усталой
Восемнадцать сровнялось лет.)

Отлежишься. Обдует ветром.
Станет легче дышать чуть-чуть.
Сантиметр за сантиметром
Ты продолжишь свой кре́стный путь.

Между жизнью и смертью грани —
До чего же хрупки́ они…
Так приди же, солдат, в сознанье,
На сестрёнку хоть раз взгляни!

Если вас не найдут снаряды,
Не добьёт диверсанта нож,
Ты получишь, сестра, награду —
Человека опять спасёшь.

Он вернётся из лазарета,
Снова ты обманула смерть,
И одно лишь сознанье это
Всю-то жизнь тебя будет греть.

Отредактировано Анеда (2016-10-11 17:15:26)

+3

133

Сергей Есенин

Не жалею, не зову, не плачу,
Всё пройдёт, как с белых яблонь дым.
Увяданья золотом охваченный,
Я не буду больше молодым.

Ты теперь не так уж будешь биться,
Сердце, тронутое холодком,
И страна берёзового ситца
Не заманит шляться босиком.

Дух бродяжий, ты всё реже, реже
Расшевеливаешь пламень уст.
О моя утраченная свежесть,
Буйство глаз и половодье чувств.

Я теперь скупее стал в желаньях,
Жизнь моя, иль ты приснилась мне?
Словно я весенней гулкой ранью
Проскакал на розовом коне.

Все мы, все мы в этом мире тленны,
Тихо льётся с клёнов листьев медь…
Будь же ты вовек благословенно,
Что пришло процвесть и умереть.

Отредактировано Анеда (2016-10-11 17:16:44)

+5

134

Алексей Марков

БЕРЁЗОНЬКА

Когда  от  грубости  отчаяной,
Когда  от  глупости  людской,
От  подлостим,  как  бы  нечаяной,
Острот  из  книжки  записной,

Не  по  себе  мне  вдруг  становится,
Я  вспоминаю  о  тебе,
Моя  лучистая  бессоница,
Берёзонька в  моей  судьбе,

И  отчего-то  очень  светлого
Спадает  непогодь  с  души,
Как  будто  от  мотива  спетого,
Соловушкой в лесной глуши.

Спасибо твоему могуществу,
Или бессилью твоему,
С тобою всё у нас получится,
Когда один мы к одному.

И ничего у нас не сложится,
Когда связующую нить,
Моя негромкая помощница,
Сумеет кто-то разрубить...

От чистоты твоей берёзовой,
На сердце просто и светло,
Так на заре от рощи розовой,
В окошке золотит стекло

Отредактировано Анеда (2016-10-11 17:14:44)

+2

135

https://scontent-cdg2-1.xx.fbcdn.net/v/t1.0-0/p480x480/14492500_1803754846574963_2113126340050101839_n.jpg?oh=47fe9830520d0393a67fbdce7e86687c&oe=58786F36

+6

136

Расул Гамзатов

Берегите друзей

Знай, мой друг, вражде и дружбе цену
И судом поспешным не греши.
Гнев на друга, может быть, мгновенный,
Изливать покуда не спеши.

Может, друг твой сам поторопился
И тебя обидел невзначай.
Провинился друг и повинился -
Ты ему греха не поминай.

Люди, мы стареем и ветшаем,
И с теченьем наших лет и дней
Легче мы своих друзей теряем,
Обретаем их куда трудней.

Если верный конь, поранив ногу,
Вдруг споткнулся, а потом опять,
Не вини его - вини дорогу
И коня не торопись менять.

Люди, я прошу вас, ради бога,
Не стесняйтесь доброты своей.
На земле друзей не так уж много:
Опасайтесь потерять друзей.

Я иных придерживался правил,
В слабости усматривая зло.
Скольких в жизни я друзей оставил,
Сколько от меня друзей ушло.

После было всякого немало.
И, бывало, на путях крутых
Как я каялся, как не хватало
Мне друзей потерянных моих!

И теперь я всех вас видеть жажду,
Некогда любившие меня,
Мною не прощенные однажды
Или не простившие меня.

Пер. Н.Гребнева

Отредактировано Анеда (2016-10-11 17:13:57)

+3

137

Расул Гамзатов

ЖУРАВЛИ

Мне кажется порою, что солдаты,
С кровавых не пришедшие полей,
Не в землю эту полегли когда-то,
А превратились в белых журавлей.

Они до сей поры с времен тех дальних
Летят и подают нам голоса.
Не потому ль так часто и печально
Мы замолкаем, глядя в небеса?

Сегодня, предвечернею порою,
Я вижу, как в тумане журавли
Летят своим определенным строем,
Как по полям людьми они брели

Они летят, свершают путь свой длинный
И выкликают чьи-то имена.
Не потому ли с кличем журавлиным
От века речь аварская сходна?

Летит, летит по небу клин усталый -
Летит в тумане на исходе дня,
И в том строю есть промежуток малый -
Быть может, это место для меня!

Настанет день, и с журавлиной стаей
Я поплыву в такой же сизой мгле,
Из-под небес по-птичьи окликая
Всех вас, кого оставил на земле

Отредактировано Анеда (2016-10-11 17:13:18)

+5

138

Говорят, что сильные не плачут
Говорят, им нипочем гроза...
Просто эти люди часто прячут
Красные от слез глаза...
Говорят, что сильные все могут,
Жить без теплых слов и без любви...
Просто эти люди с болью стонут
Там, где нет ушей и болтовни..
Говорят, что сильным все дается
Без усилия и без труда...
Просто этим людям удается
Всю усталость утаить всегда
Говорят, что сильным стать не сложно
Это, как умножить два на два...
Говорить конечно все возможно,
Только трудно, сильным быть всегда..

Ульяна Бунькова

+6

139

Евгений Евтушенко

Разве же можно,
чтоб все это длилось?
Это какая-то несправедливость...
Где и когда это сделалось модным:
"Живым - равнодушье,
внимание - мертвым?"
Люди сутулятся,
выпивают.
Люди один за другим
выбывают,
и произносятся
для истории
нежные речи о них -
в крематории...
Что Маяковского жизни лишило?
Что револьвер ему в руки вложило?
Ему бы -
при всем его голосе,
внешности -
дать бы при жизни
хоть чуточку нежности.
Люди живые -
они утруждают.
Нежностью
только за смерть награждают.

+5

140

Здесь ложью кормят на убой.
Мне чуждо общество, в котором
Большая роскошь - быть собой.
Куда привычнее - актером.

Здесь все не на своих местах.
И я, наверное, рискую,
Когда улыбку на устах,
Я через силу не рисую.

Как много клоунов – их тьма,
Как много стало в жизни цирка.
Хватило, только бы, ума,
Чтобы не думать под копирку.

Пускай в системе будет сбой.
Но, если в мире, где все можно,
Большая роскошь – быть собой,
Пожалуй, буду жить роскошно!

Златенция Золотова

+6

141

Лариса Рубальская

"Ах, мадам! Вам идёт быть счастливой..."

Ах, мадам! Вам идёт быть счастливой,
Удивлённой и нежной такой,
Безмятежной, свободной, красивой,
Вам неведомы лень и покой.
Окрылённой прекрасной мечтою,
Позабывшей печали и боль,
Сердцем любящей, словом, душою,
Ну, а слёзы… ведь это лишь соль.
Пресно жить — тоже вроде не в радость,
И не сахар бывают деньки,
Что же нужно — пустяк, капля, малость,
Чтоб горели в глазах огоньки!
Чтобы губы несмело шептали,
Чтоб стучали сердца в унисон,
Даже можно немного печали,
Только чтоб был в печали резон.
Чтоб дожди обходили сторонкой,
Чтоб играли ветра в волосах,
Чтобы нитью хрустальной и тонкой
Вам на плечи ложилась роса.
Вырастали деревья большими,
Утекало немало вод,
И глаза оставались такими,
И высоким был неба свод…

+6

142

Сегодня Бог проснулся утром рано…
Он жалобы и просьбы почитал…
И людям из кувшина без обмана
Желаемое в сердце наливал…
Но не у всех открыто было сердце
И место есть для Чуда не у всех.
То завистью, враждой подпёрта дверца…
То жадность не даёт налить успех…

А у кого-то до краёв разлита
Печаль и безысходность, вот беда.
И Бог жалел, что сердце это скрыто…
Любви хотел налить, да вот куда?
И Бог грустил, что люди не умеют
Сердца и души чистить от обид…
Они с годами в сердце каменеют
И сердце превращается в гранит…

Но Бог ходил, смотрел и улыбался,
Когда сердца влюблённые встречал.
Он брал кувшин и от души старался,
Им счастье в сердце бережно вливал…
А люди постепенно расплескали
Подаренную Богом благодать
И всех вокруг в утрате обвиняли,
Забыв в самих себе вину искать…

Ведь если б мы могли прощать и верить,
Любить, благодарить и отпускать,
То Бог бы мог не каплей счастье мерить,
Кувшин волшебный мог бы весь отдать…
Сегодня Бог проснулся на рассвете.
Огромный ящик с просьбами у ног…
А рядом лишь один без просьб конвертик:
«Благодарю за всё тебя, мой Бог…»

Ирина Самарина-Лабиринт, 2013

+7

143

Люди дешевеют, вещи дорожают…
Просто бездуховность в мире процветает.
Уточкою губы, «селфи» с голым задом…
Были бы финансы — доброты не надо.

Мимо инвалидов и котов облезлых
Едет модный перец с фейсом бесполезным.
У него стабильность — папа в депутатах
И диплом не хилый — он учился в Штатах.

Кто-то за идею и семью воюет,
Кто-то из генштаба званиями торгует...
Звёзды на погонах за продажу пленных,
Но они дешевле слёз обыкновенных…

Горе-командиру вдруг «героя» дали,
Чтоб в котле и дальше те своих бросали,
Чтобы брат на брата за авто и дачу.
Кто в бою бесплатно — жизнь отдал на сдачу…

Продаются кресла, галстуки, портфели,
Новости в газетах и большие цели…
Отыщите совесть за вознаграждение.
Курс души обвален за одно мгновенье.

Ненависть затмила в людях состраданье.
Главная задача — просто выживание.

То, за что боролись, оказалось бредом.
Как в войне с собою одержать победу?
Только смех детишек возвращает к Богу,
Ведь войною к миру не найти дорогу.

Небо смотрит сверху и от слёз седеет…
Вещи дорожают… Люди дешевеют…

Ирина Самарина-Лабиринт

+7

144

Что ж, начнем испытание выдержки...
Убеждаешься каждый раз:
если диктор глядит ненавидяще,
значит, он вещает
про нас!

Глохнешь от оголтелого ража, -
все безумное разрешено.
Ненавидят нас так, что страшно.
Ненавидят так, что смешно.

Ошалев, как белуга на нересте,
за волной вздымая волну,
убивают себя этой ненавистью!
Топят,
губят свою страну!

И уже ничего не странно.
И не слышен голос живой.
Пятна ненависти -
на экранах.
Пятна крови -
на мостовой.

Кровь горит, по газетам размазанная, -
даже чувствуешь в пальцах
жжение!..
Средства
массовой информации.
Средства
массового уничтожения.

(Р.Рождественский)

+6

145

Стихотворение называется: Так называемой Галицкой элите.
Написано 23 октября 2003 года. Автор Елена Фоминична Лаврентьева.
Е.Ф.Лаврентьева родилась в Омской области, поступила в Карагандинский педагогический институт, затем перевелась в Донецкий педагогический институт. Там по комсомольской путевке после армии на шахте Донбасса работал её брат. Она поэт, прозаик, публицист, автор двадцати книг.

Приведенное стихотворение нередко в рунете приписывают А.С.Пушкину.
Кому можно сегодня адресовать это стихотворение - очевидно без лишних слов.

Лакеи вечные Европы,

Ее духовные рабы,

Вы извратили отчий опыт

И предков предали гробы.

По прихоти дурной холопы,

Прислужники чужих затей,

Вы быдлом сделались Европы,

Вы полюбили свист плетей.

Вы предавали Русь стократно,

Чужому вверившись уму.

Вас Русь прощала, но обратно

Тянули шею вы к ярму.

Вам Родины милей чужбина.

И суждено вам потому

Знать волю… только господина,

И вечно кланяться ему.

+4

146

https://pp.vk.me/c837629/v837629995/1712b/brrBybyjQS8.jpg

+3

147

Ночью я чинила глобус,
Словно слесарь, как хирург.
Я поймала аэробус
И вернула в Петербург.
Ничего не пишут в прессе
Про волну народных масс:
Про трагедии в Одессе,
Про Донецк и про Донбасс.
Порыбачить едут вместе
Лидеры двух крупных стран.
Башни-близнецы на месте.
Мы не знаем про Беслан.
Нет японского цунами.
Землю больше не трясет.
Нет бесплодия. А с нами
Дочь приемная живет.
В Баренцевом море гордо
Курск плывет к родной земле.
Цою пятьдесят три года.
Он дает концерт в Кремле.
Кармадонское ущелье
Снял в кино Сергей Бодров.
Лечат рак монахи в кельях.
Быстро и без докторов.
Не ведем дедов на площадь.
С сединою на висках.
Я чинила глобус ночью.
Я проснулась вся в слезах.

Светлана Бондарь

+3

148

Я такая, как есть и совсем не желаю меняться.
А ещё не люблю я диктаторских слов: "Ты должна..."
Я должна только Богу и в этом не стыдно признаться,
Да и маме с отцом... остальным же я просто нужна

Я нужна на работе, чтоб были в порядке дела и бумаги,
Я нужна своим детям - в ненастье подставить плечо.
И друзьям я нужна, чтобы их поддержать в передряге,
И кому-то ещё, постоянно кому-то ещё...

И не надо меня подгонять под какие-то рамки,
И не надо воспитывать или чему-то учить.
Я такая как есть... И, души открывая изнанку,
Я безмолвно кричу: "Да! Меня надо просто любить!"

Надо просто любить, не пытаясь к чему-то примерить:
Как готовит, стирает и может ли долго молчать,
Как ведёт себя на людях, станет ли россказням верить,
Как в постели?.. И всё примерять... примерять...

Я умею понять, никого не виню, не ругаю,
Я умею прощать, в моём сердце ни зла, ни обид.
Я такая, как есть, и меняться совсем не желаю.
И надеюсь - меня есть, за что и такую любить...©

+3

149

Красавица осень прощается с нами,
То солнца улыбкой, то злыми дождями,
Холодного утра туманным рассветом,
И птиц, в даль летящих,с прощальным приветом.

Печальным ноктюрном,звучащим все тише,
То ветром, гуляющим ночью по крыше,
И лесом, что сбросил цветные наряды,
Забыв, как кружили его листопады.

Уходит красавица, слез не скрывая,
Притихшую землю опять покидая.
Грустит, но зима уже здесь на пороге,
И первым снежком засыпает дороги.

Валентина Ромашкина-Коршунова

+1

150

БАЛЛАДА О НЕНАВИСТИ И ЛЮБВИ

I

Метель ревёт, как седой исполин,
Вторые сутки не утихая,
Ревёт, как пятьсот самолётных турбин,
И нет ей, проклятой, конца и края!

Пляшет огромным белым костром,
Глушит моторы и гасит фары.
В замяти снежной аэродром,
Служебные здания и ангары.

В прокуренной комнате тусклый свет,
Вторые сутки не спит радист.
Он ловит, он слушает треск и свист,
Все ждут напряжённо: жив или нет?

Радист кивает: - Пока ещё да,
Но боль ему не даёт распрямиться.
А он ещё шутит: "Мол, вот беда
Левая плоскость моя никуда!
Скорее всего перелом ключицы..."

Где-то буран, ни огня, ни звезды
Над местом аварии самолёта.
Лишь снег заметает обломков следы
Да замерзающего пилота.

Ищут тракторы день и ночь,
Да только впустую. До слёз обидно.
Разве найти тут, разве помочь -
Руки в полуметре от фар не видно?

А он понимает, а он и не ждёт,
Лёжа в ложбинке, что станет гробом.
Трактор если даже придёт,
То всё равно в двух шагах пройдёт
И не заметит его под сугробом.

Сейчас любая зазря операция.
И всё-таки жизнь покуда слышна.
Слышна ведь его портативная рация
Чудом каким-то, но спасена.

Встать бы, но боль обжигает бок,
Тёплой крови полон сапог,
Она, остывая, смерзается в лёд,
Снег набивается в нос и рот.

Что перебито? Понять нельзя.
Но только не двинуться, не шагнуть!
Вот и окончен, видать, твой путь!
А где-то сынишка, жена, друзья...

Где-то комната, свет, тепло...
Не надо об этом! В глазах темнеет...
Снегом, наверно, на метр замело.
Тело сонливо деревенеет...

А в шлемофоне звучат слова:
- Алло! Ты слышишь? Держись, дружище -
Тупо кружится голова...
- Алло! Мужайся! Тебя разыщут!..

Мужайся? Да что он, пацан или трус?!
В каких ведь бывал переделках грозных.
- Спасибо... Вас понял... Пока держусь! -
А про себя добавляет: "Боюсь,
Что будет всё, кажется, слишком поздно..."

Совсем чугунная голова.
Кончаются в рации батареи.
Их хватит еще на час или два.
Как бревна руки... спина немеет...

- Алло!- это, кажется, генерал.-
Держитесь, родной, вас найдут, откопают...-
Странно: слова звенят, как кристалл,
Бьются, стучат, как в броню металл,
А в мозг остывший почти не влетают...

Чтоб стать вдруг счастливейшим на земле,
Как мало, наверное, необходимо:
Замерзнув вконец, оказаться в тепле,
Где доброе слово да чай на столе,
Спирта глоток да затяжка дыма...

Опять в шлемофоне шуршит тишина.
Потом сквозь метельное завыванье:
- Алло! Здесь в рубке твоя жена!
Сейчас ты услышишь её. Вниманье!

С минуту гуденье тугой волны,
Какие-то шорохи, трески, писки,
И вдруг далёкий голос жены,
До боли знакомый, до жути близкий!

- Не знаю, что делать и что сказать.
Милый, ты сам ведь отлично знаешь,
Что, если даже совсем замерзаешь,
Надо выдержать, устоять!

Хорошая, светлая, дорогая!
Ну как объяснить ей в конце концов,
Что он не нарочно же здесь погибает,
Что боль даже слабо вздохнуть мешает
И правде надо смотреть в лицо.

- Послушай! Синоптики дали ответ:
Буран окончится через сутки.
Продержишься? Да?
- К сожалению, нет...
- Как нет? Да ты не в своем рассудке!

Увы, всё глуше звучат слова.
Развязка, вот она - как ни тяжко.
Живёт ещё только одна голова,
А тело - остывшая деревяшка.

А голос кричит: - Ты слышишь, ты слышишь?!
Держись! Часов через пять рассвет.
Ведь ты же живёшь ещё! Ты же дышишь?!
Ну есть ли хоть шанс?
- К сожалению, нет...

Ни звука. Молчанье. Наверно, плачет.
Как трудно последний привет послать!
И вдруг: - Раз так, я должна сказать! -
Голос резкий, нельзя узнать.
Странно. Что это может значить?

- Поверь, мне горько тебе говорить.
Ещё вчера я б от страха скрыла.
Но раз ты сказал, что тебе не дожить,
То лучше, чтоб после себя не корить,
Сказать тебе коротко всё, что было.

Знай же, что я дрянная жена
И стою любого худого слова.
Я вот уже год тебе не верна
И вот уже год, как люблю другого!

О, как я страдала, встречая пламя
Твоих горячих восточных глаз. -
Он молча слушал её рассказ,
Слушал, может, последний раз,
Сухую былинку зажав зубами.

- Вот так целый год я лгала, скрывала,
Но это от страха, а не со зла.
- Скажи мне имя!..-
Она помолчала,
Потом, как ударив, имя сказала,
Лучшего друга его назвала!

Затем добавила торопливо:
- Мы улетаем на днях на юг.
Здесь трудно нам было бы жить счастливо.
Быть может, всё это не так красиво,
Но он не совсем уж бесчестный друг.

Он просто не смел бы, не мог, как и я,
Выдержать, встретясь с твоими глазами.
За сына не бойся. Он едет с нами.
Теперь всё заново: жизнь и семья.

Прости. Не ко времени эти слова.
Но больше не будет иного времени. -
Он слушает молча. Горит голова...
И словно бы молот стучит по темени...

- Как жаль, что тебе ничем не поможешь!
Судьба перепутала все пути.
Прощай! Не сердись и прости, если можешь!
За подлость и радость мою прости!

Полгода прошло или полчаса?
Наверно, кончились батареи.
Все дальше, все тише шумы... голоса...
Лишь сердце стучит все сильней и сильнее!

Оно грохочет и бьёт в виски!
Оно полыхает огнем и ядом.
Оно разрывается на куски!
Что больше в нём: ярости или тоски?
Взвешивать поздно, да и не надо!

Обида волной заливает кровь.
Перед глазами сплошной туман.
Где дружба на свете и где любовь?
Их нету! И ветер как эхо вновь:
Их нету! Всё подлость и всё обман!

Ему в снегу суждено подыхать,
Как псу, коченея под стоны вьюги,
Чтоб два предателя там, на юге,
Со смехом бутылку открыв на досуге,
Могли поминки по нем справлять?!

Они совсем затиранят мальца
И будут усердствовать до конца,
Чтоб вбить ему в голову имя другого
И вырвать из памяти имя отца!

И всё-таки светлая вера дана
Душонке трехлетнего пацана.
Сын слушает гул самолетов и ждёт.
А он замерзает, а он не придет!

Сердце грохочет, стучит в виски,
Взведенное, словно курок нагана.
От нежности, ярости и тоски
Оно разрывается на куски.
А все-таки рано сдаваться, рано!

Эх, силы! Откуда вас взять, откуда?
Но тут ведь на карту не жизнь, а честь!
Чудо? Вы скажете, нужно чудо?
Так пусть же! Считайте, что чудо есть!

Надо любою ценой подняться
И всем существом, устремясь вперёд,
Грудью от мёрзлой земли оторваться,
Как самолёт, что не хочет сдаваться,
А сбитый, снова идет на взлёт!

Боль подступает такая, что кажется,
Замертво рухнешь назад, ничком!
И всё-таки он, хрипя, поднимается.
Чудо, как видите, совершается!
Впрочем, о чуде потом, потом...

Швыряет буран ледяную соль,
Но тело горит, будто жарким летом,
Сердце колотится в горле где-то,
Багровая ярость да чёрная боль!

Вдали сквозь дикую карусель
Глаза МАЛЬЧИШКИ, что ВЕРНО ждут,
Они большие, во всю метель,
ОНИ, КАК КОМПАС, ЕГО ВЕДУТ!

- Не выйдет! Неправда, не пропаду! -
Он жив. Он двигается, ползёт!
Встаёт, качается на ходу,
Падает снова и вновь встаёт...

II

К полудню буран захирел и сдал.
Упал и рассыпался вдруг на части.
Упал, будто срезанный наповал,
Выпустив солнце из белой пасти.

Он сдал, в предчувствии скорой весны,
Оставив после ночной операции
На чахлых кустах клочки седины,
Как белые флаги капитуляции.

Идет на бреющем вертолёт,
Ломая безмолвие тишины.
Шестой разворот, седьмой разворот,
Он ищет... ищет... и вот, и вот -
Темная точка средь белизны!

Скорее! От рева земля тряслась.
Скорее! Ну что там: зверь? Человек?
Точка качнулась, приподнялась
И рухнула снова в глубокий снег...

Всё ближе, всё ниже... Довольно! Стоп!
Ровно и плавно гудят машины.
И первой без лесенки прямо в сугроб
Метнулась женщина из кабины!

Припала к мужу: - Ты жив, ты жив!
Я знала... Всё будет так, не иначе!..-
И, шею бережно обхватив,
Что-то шептала, смеясь и плача.

Дрожа, целовала, как в полусне,
Замерзшие руки, лицо и губы.
А он еле слышно, с трудом, сквозь зубы:
- Не смей... ты сама же сказала мне..

- Молчи! Не надо! Всё бред, всё бред!
Какой же меркой меня ты мерил?
Как мог ты верить?! А впрочем, нет,
Какое счастье, что ты поверил!

Я знала, я знала характер твой!
Все рушилось, гибло... хоть вой, хоть реви!
И нужен был шанс, последний, любой!
А ненависть может гореть порой
Даже сильней любви!

И вот, говорю, а сама трясусь,
Играю какого-то подлеца.
И всё боюсь, что сейчас сорвусь,
Что-нибудь выкрикну, разревусь,
Не выдержав до конца!

Прости же за горечь, любимый мой!
Всю жизнь за один, за один твой взгляд,
Да я, как дура, пойду за тобой,
Хоть к чёрту! Хоть в пекло! Хоть в самый ад!

И были такими глаза её,
Глаза, что любили и тосковали,
Таким они светом сейчас сияли,
Что он посмотрел в них и понял всё!

И, полузамерзший, полуживой,
Он стал вдруг счастливейшим на планете.
Ненависть, как ни сильна порой,
Не самая сильная вещь на свете!

Э.Асадов, 1966

Отредактировано Анеда (2016-11-15 00:38:53)

+1


Вы здесь » Форум ШоуСТёБ » Всё — суета сует, тщета и ловля ветра. » и складно, и ладно